Летний Фестиваль Балета

Нужна работа девушке.

Дуэт с Евгением и заключительная монологическая

Раздел: История балета
17-08-2017

Говоря обобщенно, правда образа, создаваемого Улановой в роли Параши, не в достоверности тонко найденных и мастерски воплощенных бытовых деталей, не в «всамделишной» русой девичьей косе, не в чутко угаданной повадке, свойственной юной обитательнице бедного квартала старого Петербурга, не в вольных движениях рук, то округленных над головой, то привольно разбросанных в стороны. Это — правда внутреннего, а не внешнего облика, правда психологической характеристики, которой веришь, которую принимаешь целиком в качестве волнующего явления самой жизни. Нужно ли при этом говорить о таких вещах, как чистота и четкость танцевального рисунка, как органическое слияние подлинной виртуозности с подлинной лирикой? Конечно, и то, и другое, как всегда, присутствует в танце Улановой, сообщая ему особую полнозвучность и неотразимую индивидуальную прелесть. Но дело в несравнимо более существенном и глубоком. Дело — в содержательности танцевального образа, в заложенной в него силе эстетического и этического обобщения.

Мне думается, что именно это качество трактовки образа производит столь сильное впечатление и в последнем появлении Параши, уже в «послесловии» к ее трагической судьбе, в картине третьего действия, когда она, уже погибшая, предстает как призрак в возбужденном воображении Евгения.

Несомненна аналогия данной сценической ситуации с появлением тени Марии перед внутренним взором Гирея в последнем действии «Бахчисарайского фонтана» Но как различно образное решение, данное замечательной артисткой двум, в сущности, одинаковым сценическим положениям! Призрак Марии, рисуемый Улановой сквозь призму восприятия его сознанием Гирея, возникает одухотворенным, наделенным чертами тонкого аристократизма, явлением ускользающим, недоступным для тянущейся к нему, как к свету, «дикой души, первобытной натуры деспота-разбойника» (Белинский). Призрак Параши, воплощенный артисткой опять-таки как бы в преломлении духовного взора героя, ни в чем не теряет отличавших его в «реальном действии» земных черт. Это все та же простая, близкая Евгению девушка из народа, сестра его по сословию, по социальному положению. И «идеальность» образа обуславливается здесь не «потусторонностью», не недоступностью его, а прекрасными душевными качествами живого человека, с гибелью которого по прихоти слепого случая не хочет и не может мириться сознание любящего.


Статьи по теме:
 Жар-птица
 Балет и модернизм
 Дягилев-"создатель" фокинских балетов
 Новый балет
 Про "Сильфиды" и "Карнавал"

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: