Летний Фестиваль Балета

Программа спектаклей в Париже

Раздел: Постановки балета
12-01-2017


Обсудив предварительно с Бенуа и со мною программу спектаклей в предстоящем сезоне, * Дягилев поехал в Париж снимать театр и организовать предварительную рекламу. Когда он вернулся, он объявил нам о своем непременном решении ставить «Египетские ночи». Это очень обрадовало меня и в то же время огорчило. Обрадовало потому, что балет этот я любил,— он был настоящей драмой, содержал много выразительных танцев и невиданный на сцене стиль. Огорчило меня то, что Дягилев, не послушав ни моего совета, ни совета Бенуа, слушает то, что ему говорят из публики в Париже. Публика влияет на Дягилева, а не Дягилев на публику. Конечно, антрепренерский нюх очень важен и полезен для дела, но способность и желание подлаживаться под вкус парижан почувствовались мною как черта, недостойная Дягилева, каким он мне представлялся.

Дягилев узнал, почувствовал, что уход от современной формы балета к формам древнего мира может иметь большой успех в Париже. Он не ошибся. Балет действительно имел колоссальный успех. Не ошибся он и в том, что музыку надо по возможности заменить другою, музыкой высшего качества. Началось подбирание музыки к уже готовым танцам. Любопытно, что удалось найти сочинения, совершенно подходящие по ритму, характеру, иногда даже по количеству тактов к тому, что заменялось. Мне почти не приходилось менять танцев. Особенно удивительно было это при замене музыки Аренского музыкой Римского-Корсаков] в танцах рабынь перед Клеопатрой и музыкой Глинки — в танце Карсавиной и Нижинского с вуалью. Два танца были вставлены в балет: это «Вакханалия» на музыку Глазунова и Финал на музыку Мусоргского из оперы «Хованщина» (танец персидок).

«Вакханалия» не только пользовалась исключительным успехом во всем первом сезоне. Это было событие исключительной для меня важности. Этот танец, очень быстро поставленный на сцене «Шатле»* в одну короткую репетицию, является полнейшим осуществлением моей мечты об античном танце. Впоследствии, выработав стройную теорию постановки греческого танца и проверяя мою балетную импровизацию, я всегда приходил к заключению, что ни в одной позе, ни в одном движении не нарушил того, что считал законом для постановки на античную тему. Все позы согласованы с тем, что мы видим на барельефах, и в то же время нет позировки под барельеф, а есть движение, которое естественно вытекает из барельефных поз или ими заканчивается.

12

Статьи по теме:
 Рисование и творчество
 Затемнение сцены
 Попытка создать новую дисциплину
 Постановка финального танца
 В Крыму

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: