Летний Фестиваль Балета

Рождение нового балета

Раздел: История балета
26-10-2016


Одновременно с благотворительными спектаклями я продолжал ставить балеты для выпускных воспитанниц. Мне надо было постоянно искать подходящую для моих целей музыку. Я рылся в библиотеке императорских театров в поисках неиспользованного и ходил по концертам. На одном из концертов в консерватории мне очень понравилась сюита из балета «Павильон Армиды». Узнав, что автор этого балета Н. Н. Черепнин находится за сценой, я в антракте прошел к нему. * Обычно я не очень умею знакомиться, а в молодости еще больше стеснялся обращаться к кому-либо, особенно к «старшему». Но когда у меня возникала мысль, что могу создать что-либо для балета, я делался смелым. Ко мне вышел автор понравившейся .мне сюиты. Он оказался тоже молодым человеком, хотя лет на 8—10 старше меня. Высокий, тонкий, композитор очень любезно встретил меня. Он обрадован был моей мыслью поставить балет на его музыку.

Оказалось, этот балет давно написан, принят в дирекцию, но... очевидно, забыт ею. Николай Николаевич сказал, что хотел бы увидеть балет целиком на сцене; но если это невозможно для ученического спектакля, то будет рад постановке хотя бы сюиты.

Эта встреча моя с Н. Н. Черепниным и последовавшая за тем постановка «Оживленного гобелена», как мы назвали эту сюиту из балета, имели очень большое значение для меня, моего творчества и для русского балета. Важность этого факта заключалась не в самой постановке балета, а в том, что благодаря знакомству с Черепниным и затем нашему дружественному сотрудничеству с ним началось мое знакомство и сближение с А. Н. Бенуа, который оказался автором либретто «Павильона Армиды», а через него и с целой группой передовых художников. Но это произошло несколько позже. Постановку же «Гобелена» я осуществил, как и все мои первые постановки, без участия художника. Костюмы подобрал в гардеробе Мариинского театра из старых опер и балетов.

Балет начинался с грандиозной группы. Чаровница Армида сидела в своем роскошном саду, окруженная пышной свитой и массой рабов. Всю группу я прикрыл тюлями, стараясь создать иллюзию гобелена, в котором при отдельных ярких синих и малиновых пятнах все же доминируют обычно мутные серовато-желтые тона. Затем я увеличивал свет за тюлями. Они делались невидимыми и раздвигались. Краски оживали. Оживали и персонажи, «вытканные» на гобелене. Разворачивались группы, танцы. Танцами и ограничивалось содержание балета. Такова была цель экзаменационного спектакля.

12

Статьи по теме:
 Рискованная постановка
 "Фрамино"
 Наследие Фокина
 Балетная версия "Золотого петушка"
 Творчески жизненный характер и научная обоснованность советской системы хореографического образования

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: