Летний Фестиваль Балета

Стоматология цены стоимость лечения зубов.

Завязка романа

Раздел: Постановки балета
14-03-2017


Но я забегаю вперед. Это уже развязка романа, а я хочу сказать немного еще о завязке. Завязка же, и очень крепкая, прочная завязка, произошла на «Красносельских спектаклях». Так назывались спектакли в деревянном летнем театре в Красном Селе, где стояла лагерем армия С-Петербургского военного округа. Публика состояла главным образом из офицеров с их семействами. Бывали на этих спектаклях часто великие князья, но сам царь бывал очень редко.

Путешествуя обычно часть лета, я успевал все же участвовать в этих спектаклях. Это представляло для меня и некоторую практику, и заработок, да еще я получал каждый сезон «царский подарок». Иногда словам «царский подарок» придается преувеличенное значение. Получается какое-то специальное выражение высочайшего расположения, чуть ли не царского восторга. Так, в книге о Нижинском А. Бурман сильно «опоэтизировал» случай получения им (не Нижинским, а Бурманом) золотых часов от царя. На самом деле: полковник Княжевич, директор данного театра, покупал (часто по предварительному соглашению с артистами) часы, туалетные сервизы и т. д. Деньги шли из кабинета его величества, но сам-то царь был очень дачек и, вероятно, ничего не знал об этих подарках. Расскажу другой случай «поэтической вольности» на ту же тему, так как он касается меня. Приехав через много лет в Америку, я имел интервью разом с несколькими репортерами. Боясь опоздать на репетицию, я посмотрел на часы. Один из присутствующих заинтересовался золотыми часами с царским орлом. Взял часы, осмотрел и спросил, что это написано внутри крышки. Мой менеджер г. Гест взял часы и быстро перевел. Я уловил: «Михаилу Фокину от Николая» и еще с какими-то чувствами, которых мое незнание языка не позволило мне ни понять, ни оценить.

— Что вы говорите?! —спросил я с удивлением.

— А что же там написано?

— Павел Буре, поставщик его величества,— прочел я.

— Ну, это то же самое,— сказал г. Гест. Он был одним из гениев рекламы.

Но вернусь к моему «роману». Когда в этих спектаклях стала участвовать только что окончившая училище В. Антонова, мы встречались с ней и на репетициях в школе и на сцене театра.

Последние репетиции каждой программы происходили в Красносельском театре утром в день спектакля. Затем приходилось целый день проводить в ожидании спектакля. Артисты столовались в ресторане против театра, а потом не знали, как убить время до вечера. Я убивал время великолепно. Одно такое «убийство времени» особенно памятно мне. Мы с Верочкой ходили по саду, по дорогам, а потом сели в лодку и поехали но гладкому спокойному озеру. Я не смотрел на часы, не думал о спектакле, в котором играл важную роль. Солнце заходило за горизонтом. В воде оно как бы себе навстречу подымалось. Казалось, оно говорило нам: «В единении — счастье!» (ведь природа говорит нам то, что мы ей подсказываем). Выйдя на берег, мы задержались в беседке. Режиссер уже волновался. Драматический акт, с которого обычно начинался спектакль, окончен, сейчас должен начаться балет, а ни Фокина, ни Антоновой нет в театре.


Статьи по теме:
 Балет "Вакханалии"
 Рисование и творчество
 "Половецкие пляски" Фокина
 Программа спектаклей в Париже
 Интриги С.Дягилева

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: