Летний Фестиваль Балета

Встречи и выдумки

Раздел: Постановки балета
25-07-2017


Мы стали часто встречаться с Александром Николаевичем, то у него, то у Черепнина, то у меня. Оказалось, что музыка далеко не вся была готова. И. Черепнин создавал добавочные номера в зависимости от перемены либретто и тех планов, которые вырабатывались на этих совместных Заседаниях. Фантазировал, как автор либретто, больше всего Бенуа. Я старался принимать все его планы без возражений. В этом было больше уважения к нему, как к автору и знатоку стилей, чем полного согласия. Что и как я говорил тогда, я теперь уже точно не помню. Помню очень хорошо ответ Бенуа. Когда я делал попытки провести в этот балет свои реформаторские идеи, он отвечал: «Мы, Михаил Михайлович, сделаем это непременно в другой раз. Это очень интересно, надо будет все сделать по- иному. Но на этот раз мы сделаем по традиции. Так задуман балет». Я со-глашался сразу. Я думал: «конечно, если ставить балет действительно в стиле первой половины XVIII века, то надо и музыку брать иную. У Черепнина же «по традиции» вальсы, вариации... Отложу мою «программу» до другого раза!»

Оказалось, что избыток вальсов в балете был потому, что мои старшие сотрудники решили «угодить» Теляковскому. Директор был страстный любитель вальсов и действительно великолепно играл наизусть с сотню вальсов. Он настаивал на вальсах и в этом. Плохо, когда художники угождают, идут на компромисс! Компромиссным получился и этот балет. Вопрос о применении стиля к требованиям танца Бенуа разрешил так же, как до него по традиции этот вопрос обычно разрешался. Он сделал очень стильные и красивые костюмы в манере эпохи и... укоротил их до колена. Я бы предпочел, чтобы танцовщица была в стильном костюме с головы до ног, а не только в верхней части своей фигуры. Часть персонажей могла бы быть в более легких, но все же стильных костюмах. * Но вальсы и вариации требовали «балетного стиля» танцев, а стало быть, компромиссного костюма. Еще моя «программа» натолкнулась на непреодолимое препятствие. По либретто надо было, чтобы действующие лица многое рассказывали. Это произошло оттого, что, сочиняя сюжет, Александр Николаевич представлял себе приемы старого балета, где говорили руками. Александр Николаевич любил этот стиль, по крайней мере в то время. Мне пришлось ставить сцену, например, в которой старый маркиз, приглашая проезжего виконта переночевать в его павильоне, длинно ему рассказывал руками, что на гобелене, висящем на стене, изображена красавица Армида, из любви к которой один повесился, другой зарезался, третий еще как-то погиб. Я должен был «по традиции» показывать один палец и потом жестом изобразить петлю на шее, показать два пальца и изобразить выстрел в висок, затем три пальца и страшный жест двумя руками сверху вниз, изображающий, что несчастный куда-то бросился. Конечно, от моей «реформаторской» программы в этот момент ничего не осталось. Трудность постановки усугублялась еще тем, что разговаривающие должны были обращаться к гобелену, висящему посредине сцены, и поэтому быть спиной к публике или же оказываться спиной к гобелену, о котором они говорят и который рассматривают. Все это не очень вязалось с моими режиссерскими мечтами. Но решено — новые приемы отложить до другого раза.

12

Статьи по теме:
 "ПЕРСЕЙ"
 Демонстрация "немецкого"театра
 Сюжет в действиях
 Недовольство Дягилева
 "Майская ночь"

Добавить комментарий:
Введите ваше имя:

Комментарий:

Защита от спама - решите пример: